Музыкант Игорь Белов: «Веду двойную жизнь»

Музыкант Игорь Белов: «Веду двойную жизнь»

В одной жизни он директор школы искусств №2, педагоги и ученики которой завоевывают престижные призы на всероссийских и международных фестивалях. В другой жизни он — сам лауреат всероссийских конкурсов, работает в собственной студии звукозаписи и выступает с концертами — от фестивалей до праздников у академика Андрея Чазова и губернатора Ивановской области Михаила Меня. Этой весной в Костроме музыкант подготовил программу на цифровом баяне — инструменте, каких не только в России, но и в мире пока единицы.

«Когда я увидел подарок Баскова, мне стало плохо»

- Игорь Владимирович, неужели цифровой баян действительно такая редкость?
- Судите сами. Весной вы в своей газете написали о моем концерте крохотную заметку. В это время в Нерехте гостил преподаватель Ярославского музыкального училища Александр Соколов. Он прочитал ее, каким-то образом разыскал меня и сразу же приехал. Он тоже давно бредил цифровым баяном, когда ездил на гастроли, искал его и в Германии, и в Швейцарии, и во Франции. Нигде не мог найти. А потом в Нерехте увидел вашу газету и узнал, что в Костроме, оказывается, на цифровом баяне уже концерты проходят!

- Ну, он поиграл на вашем баяне, доволен остался?
- Скорее, ошеломлен. Когда на нем начинаешь играть, встаешь в тупик. На обычном баяне сила и качество звука не зависят от клавиш. Главное, как ты левой рукой ведешь баян. Если потихонечку, плавно, он так и сыграет. Если рванешь — даст громкий звук. Почему и анекдот есть: хоронили тещу, порвали три баяна.

- А на цифровом баяне не так?
- Здесь клавиатура чувствительная, как на фортепьяно. Вообще там внутри сплошная электроника, нет меха как такового, есть датчики, имитирующие движение воздуха. Нужно владеть технологией, как в мобильном телефоне: войти в меню, выбрать режим, подрежим. В принципе, это новый инструмент, на котором обычному баянисту играть сложно, легче небаяниста научить на нем играть.

- А вы долго учились?
- Я давно занимаюсь электронными технологиями, поэтому мне потребовалось сравнительно немного времени — несколько месяцев. Первый синтезатор у меня появился еще в то время, когда их с трудом и в Москве можно было купить. Мне его привезли из Турции с большим трудом, я сам со словарем переводил инструкцию с английского языка. Поэтому технически для меня освоить цифровой баян было не очень сложно.

- Получается, это не баян, а компьютер?
- По сути да. Зато он легкий, всего 7 кг. В отличие от того 18-килограммового, на котором я занимался много лет и на котором угробил позвоночник. Смотрели по телевизору «Минуту славы»? Там победил мальчик, игравший на школьном аккордеоне. Басков в случае победы обещал ему подарить личный аккордеон.

- Кажется, и подарил.
- Я когда увидел этот подарок, мне стало плохо. Это очень эффектно для Баскова — белый большой аккордеон. Российского производства. Тяжелый. Он ни по весу, ни по размеру этому ребеночку не подходит. Когда ему дали этот аккордеон и он пытался на нем что-то сыграть, мне его было жаль до слез. А ведь есть итальянские ак-кордеончики уменьшенных габаритов с прекрасным звуком.

Страдивари против японских мастеров

- Правда, что про цифровой баян вы узнали, когда для себя решили, что играть на баяне точно уже никогда в жизни не будете?
- Я это решил еще раньше. С 5 лет бредил гитарой, включал пластинку, на которой были записаны два гитариста. Сам пришел в музыкальную школу, чем удивил учителей. Обычно детей силком тащат. Мне сказали: «Выбирай любой инструмент. А гитары нет, потерпи».

- Терпели?
- Терпел в музыкальной школе, в училище и в Нижегородской консерватории. На следующий день после госэкзамена отставил баян в сторонку и 25 лет к нему не притрагивался. Занимался любимой гитарой, синтезатором. А год назад разобрал старые бумаги, и все ноты для баяна отнес в музыкальное училище. Теперь приходится восстанавливать, репертуар-то надо наигрывать.

- Как по-вашему, ваш цифровой баян нужен Костроме?
- Он будет нужен, только о нем еще мало кто знает. У него очень большие возможности. В нем заложены звуки самых лучших аккордеонов мира. Например, выбираешь тембр французского аккордеона, он звучит почти на грани расстроенного — и сразу же представляешь Париж, хотя я там ни разу не был. А вообще перспектива развития цифровых инструментов есть. Помните, раньше в универмаге весь первый этаж был заставлен пианино?

- Помню.
- Теперь там одни клавиноны. Они сейчас настолько чувствительны, что полностью имитируют живой инструмент. На последнем концерте Михаила Журакова и Давида Голощекина последний играл на электронной скрипке. Это просто палочка с грифом, на ней датчики. А Голощекин учился вместе со Спиваковым. Спиваков когда услышал его диск, спросил: «Слушай, откуда у тебя мастеровая скрипка? Я их все наперечет знаю». — «Это японский мастер». — «В Японии нет мастеров. Как его имя?» — ‘Yamaha».

- То есть Страдивари скоро заменят электронные скрипки?
- Нет, ни один музыкант все-таки не променяет живую скрипку и рояль. В них есть какая-то энергетика, что-то неуловимое, что действует магическим образом.

- А вы почему променяли живой баян на цифровой?
- Я тоже не променял. Хоть и говорят, что на охоту с двумя ружьями не ездят, но я всегда беру на концерт две гитары. Так же и с баяном — хочется, чтобы в концерте было разнообразное насыщенное звучание. Тем более что цифровой баян одновременно может играть четырьмя разными тембрами — кларнета, контрабаса, гитары и аккордеона.

- Говорят, что вы со своим новым инструментом успели уже не только дать концерт в Костроме, но и играли на юбилее у бывшего министра здравоохранения СССР Андрея Чазова?
- Да. Он, кстати, оказывается, прекрасно поет, я ему аккомпанировал арию Мистера Икса, он взял все верхние ноты. В свое время он начинал как опереточный певец, ему даже хотели присвоить какое-то звание, но он ушел в медицину. Перед такими людьми, как Чазов, губернатор Михаил Мень, Ирина Переверзева, кстати, выступать всегда приятно, потому что они музыканты, разбираются в том, что слушают.

Слово «директор» публику убивает

- Игорь Владимирович, а вы ведь, наверное, когда учились в консерватории, не о таком будущем мечтали — стать директором детской школы или давать концерты на частных вечеринках?
- Перепад после консерватории, конечно, гигантский. Но сожаления нет. Мой преподаватель в консерватории подрабатывал, как все играющие педагоги. Когда он не мог, направлял вместо себя меня. Так что я знаю обратную сторону этой работы. Ставка обычного начинающего музыканта в то время была 4.50, если играешь сольную пьесу — плюс еще 2 рубля. Сколько надо было дать концертов, чтобы что-то получить?

- Учить детей проще?
- Нет. Не буду скрывать, когда мы с женой после консерватории приехали к ней на родину в Кострому, я сначала пошел в филармонию. Там сидит такой вальяжный мужчина в дубленке, мне на него показывают и говорят: «У нас уже есть баянист». Я посмотрел на него, на себя в своем пальтишке и понял, что мне здесь делать нечего.

- Обидно?
- Нет. Я пришел к тому, что мне подходит совмещать педагогическую деятельность с концертной как хобби. Тем более что педагогическая работа очень красивая и благодарная. Детская благодарность каким-то образом остается в стенах школы. У нас те педагоги, которые ушли за длинным рублем, очень жалеют.

- А как ваши знакомые музыканты относятся к тому, что вы директор школы?
- Что вы, я это не афиширую. Не дай Бог на каком-нибудь концерте сказать, что выступает «директор». Само слово публику способно убить. А после концерта другие музыканты подходят, поздравляют, спрашивают о гастрольных планах. Я говорю: «Да мне бы завтра на уроки успеть».

- Весной в вашем концерте выступали музыканты-любители. Мало кто из профессиональных концертмейстеров на такое решится.
- Это проект, который начала Рузанна Севикян, — «Золотой запас России». Замена несуществующей народной филармонии, которая была в советское время. А любители музыки в народе есть, они хотят себя как-то реализовать. Обращаются ко мне, записывают свои песни, некоторые — целые диски. И вот у меня их столько накопилось, что стало обидно, что их никто не слышит. В результате получился концерт, «по силе эмоционального воздействия не имевший себе равных». Так охарактеризовали его старожилы, которые постоянно ходят в филармонию.

- Почему?
- Потому что артист из народа выходит в первый и последний раз и на сто процентов себя отдает, у него нет поставленного голоса, зато есть душа. У меня одна женщина, ей 73 года, записала свой диск. Для себя. Она так поет! Песню чувствует, как зверюга. Через родственников ее диск попал в редакцию программы «Романтика романса» на телеканале «Культура», сейчас ее ведет Любовь Казарновская. На днях костромичке пришло приглашение на съемки этой программы.

- А караоке не может заменить вашу народную филармонию?
- Скоро и так будет везде одно караоке. Наш ученик Влад Телепнев на «Фристайле» получил диплом, но в финальном концерте его заставили петь другую песню. Сказали — никакого живого звука, выступайте под плюсовку. Хотя по воздействию на публику одно с другим не сравнится. Несколько лет назад на Дельфийских играх две наши ученицы — Маша Само-ловцева и Христина Зайфиди получили Гран-при. Сначала мне тоже не разрешали им аккомпанировать, сказали, нужно личное разрешение председателя жюри Василия Ланового.

- Разрешил?
- Да. После их выступления пришлось сделать перерыв, никто не мог выступать. У всех были слезы на глазах и комок в горле.

«Жена не переносит звука гитары»

- А как любители пения вашу студию звукозаписи находят?
- Друг от друга узнают. А сейчас у меня появилась страничка в Интернете. Но студия звукозаписи — это громко сказано. Я перегородил большую комнату в нашей квартире, узнал в московской фирме, как профессионально сделать шумоизоляцию. А то домашние уже стали ругаться, мол, не могут посмотреть телевизор из-за того, что у нас постоянно кто-то поет. Раньше, в нашей старой двухкомнатной квартире, по ночам репетировал на гитаре.

- По ночам?
- Днем не мог сосредоточиться, постоянно что-то отвлекало. И потом, как хорошо сказал Образцов, гитара — единственный музыкальный инструмент, который помогает создать тишину. Правда, жена с тех пор не переносит звука гитары.

- Зато теперь у вас и инструмент, и записывающая техника, и певцы, с которыми вы постоянно работаете, и приглашения на концерты.
- Жаль, что поздно. Если бы у меня эта техника появилась не в пятьдесят, а в двадцать пять… Например, сколько я искал звукосниматель для нейлоновых струн! Его не было ни в одном специализированном магазине. Нашел случайно: единственный раз в жизни попал за границу, в 1984 году, в Англию. В портовом Ньюкасле пошли в торговый центр, заблудились — он как город, весь день можно ходить. Когда уже совсем устали, вышли к музыкальному отделу. И там лежал этот звукосниматель. А сейчас все есть. Если бы мне эту базу 25 лет назад.

- И что тогда бы?
- Тогда бы мы с вами сейчас говорили на другие темы: с каким успехом прошли мои концерты в Бразилии, например (смеется).

Мария УШАНОВА.
«Костромские ведомости», 21-27 августа 2007 года.

Обсуждение закрыто.

Copyright © Igor Belov. 2007-2018. All rights reserved.
Created 07.07.2007 last updated on 21.05.2018

Кострома. Каталог и рейтинг сайтов Яндекс.Метрика

Сегодня